Сегодня и вчера
Граф Е.Ф.Канкрин за работой в своем доме
Произведение искусства «Граф Е.Ф.Канкрин за работой в своем доме» Автор:
Неизвестен


Размер:
15 х 21,1 см.
Техника:
Бумага, графитный карандаш, акварель
Время создания:
1820-е
Местонахождение:
Частное собрание
Страна:
Россия
Смотреть полностью


Как скоро начинают говорить о кредите, он падает



Мигулин П. П. Русский государственный кредит (1769-1899). Том I. — Харьков, 1899. С. 137.

Если заслуга гр. Канкрина в деле упрочения нашего государственного кредита не нашла себе и до сих пор компетентной оценки,— если скорее напротив, его кредитная политика (несмотря на блестящей ее успех и на общепризнанную даже противниками деятельности этого талантливого администратора приспособленность ее к тогдашним условиям русской жизни вызывает осуждение (правда мало обоснованное), то с другой стороны общепризнанна его заслуга в деле упрочения и восстановления в России металлического обращения. Интерес к произведенной гр. Канкриным в этой области реформы вырос особенно в последнее время по случаю подобной же реформы, проводимой в наши дни. История ее в нашей литературе неоднократно излагалась со всеми подробностями, а не так давно опубликованы, наконец, и все относящееся к ней архивные материалы. В целях нашего труда реформа эта интересна с точки зрения вопроса, как государство расплатилось с признанным им своим долгом по ассигнациям и потому еще, что, благодаря реформе, государственное казначейство получило в свое распоряжение новый источник обращения к кредиту (выпуск кредитных билетов).

Биограф Канкрина приводит отзыв его о бумажным» деньгах, из которого явствует, что гр. Канкрин не считал ассигнации государственным долгом, как не считал их за долги гр. Гурьев в цитированной нами уже Записке 20 марта 1812 г. «В России, — писал гр. Канкрин,— назвали бумажные деньги государственным долгом, чем они на самом деле не бывают: это долг нации относительно самой себя, — и с этого времени начинается их быстрое падение. В народе до этих пор не появлялось никакого сомнения относительно кредита государственных денег; до сих пор они оказывали влияние на цену вещей не вследствие уменьшения их ценности от недоверия, но просто вследствие увеличения массы денег; только вследствие этого несправедливого и неосторожного слова проявилось сомнение: стали обсуждать предмет и, наконец, оказались еще более невыгодный последствия... Как скоро начинают говорить о кредите, он падает». Эти слова почти совпадают со словами гр. Гурьева: «...ассигнации, не имеющие ни одного из свойств действительного долга, превращены были в долг из денег, которыми их признавал народ как по доверенности к правительству, так и по свободному их обращению. Случайное, от многих посторонних причин происшедшее возвышение цены серебра и его редкость, также дороговизна на все вещи приписаны были ассигнациям; в общем понятии возбуждено к ним недоверие, а с ним потрясен в своих основаниях кредит государственный, последствием чего был стремительный упадок достоинства ассигнаций».

Само собою ясно, что от «одного неосторожного и несправедливого слова» курс ассигнаций вовсе не мог упасть до такой степени, как упал он на самом деле вследствие чрезмерного их выпуска вне всякого соображения с потребностями населения в денежных знаках. Гр. Гурьев, впоследствии это понял, признал за ассигнациями свойства государственного долга и начал попытку консолидации этого долга путем выпуска процентных государственных займов, полагая, что, раз курс ассигнаций упал вследствие чрезмерного их выпуска, то изъятием из обращения снова доведет этот курс до паритета с рублем серебряным. В этом, как мы видели гр. Гурьев, заблуждался, как и вообще заблуждалась на этот счет господствовавшая тогда (и не всегда к тому же правильно понимаемая) «количественная» теория денежного обращении: курс ассигнации нисколько не возвысился…




Без предварительного подготовления новых форм нашей внутренней политики, разрушение старого порядка породило бы хаос.
Чернь провела весь тот день в сих бесчиниях мерзких и бесчеловечных
Ближайший город и железная дорога были в 40 верстах. Общества положительно никакого.
Не ясно ли что при таковых условиях честный человек подвергается опасному искушению?
И ты б, дражайший брат наш, в Ливонскую землю не вступался, а нам бы еси свою любовь показал
Согласно требованиям Восточного этикета, Русский Царь, Великий Князь Московский, мог брать в руки лишь скипетр или меч, но никогда перо.
Милосердая государыня королева Крестина, вели, государыня, тех наших русских людей из тюрьмы выпустить
«Неотрадная судьба» Белой Руси
Я далек от того, чтоб ожидать полного доверия к моим словам
Безотлагательно приступить к устранению польского языка из преподавания закона Божия



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.