Сегодня и вчера
Строительство жилья и заселение земель Смотреть полностью
Примечание:
a:2:{s:4:"TEXT";s:182:" Текст под миниатюрой: «Немногие жители, которые избежали татарского плена, вновь стали селиться, строить жилища в Рязанской земле, ведь вся земля была опустошена и сожжена огнем» ";s:4:"TYPE";s:4:"html";}

Все читаемые нами истории и события древние иногда так чувствительно нам воображаются, как если бы мы сами то видели и ощущали



Ключевский Василий Осипович. Лекции по русской истории. Часть первая. — СПб., 1902. С. 336


Как и все в Московском государстве, поместное владение землей возникло еще в удельное время; оно имело свой первоначальный источник в поземельном хозяйстве удельного московского князя. В сохранившихся памятниках русского права XIV века не замечаем следов такого землевладения; в XVII в., напротив, оно является господствующим видом землевладения в Московской Руси и даже сообщает свой характер землевладению вотчинному, так что в начале XVIII в. оба вида землевладения смешиваются, и слово помещик становится синонимом частного землевладельца. Вообще, чтобы объяснить происхождение поместного владения, надобно вспомнить, что удельный князь был прежде всего хозяином-землевладельцем своего удела. Князь считал себя собственником всей территории своего княжества, но только территории с ее хозяйственными угодьями. Люди, т. е. свободные лица, юридически не входили в состав этой собственности. Свободный человек приходил в княжество, работал и уходил, был в нем экономической случайностью. Все права князя, судебные, финансовые и другие, простиравшиеся на свободных обывателей княжества, вытекали из одного общего источника — из права собственности на землю, составлявшую территорию княжества. Все отношения удельного князя к обывателям, сидевшим на его земле, по происхождению своему, были поземельными, т. е. выходили из того, что обыватель пользовался землей князя; как скоро прекращалось это пользование, тотчас разрывались и все связи, соединявшие обывателя с владельцем удела. Так, крестьянин, живя на земле князя или частного владельца в пределах княжества, платил ему дань, подчинялся его судебной власти, пока жил и работал в пределах его княжества; но крестьянин мог покинуть это княжество и перейти в другое, тогда он переставал принадлежать прежнему князю, не платил ему дани и освобождался от его юрисдикции. Значит, крестьянин был не подданным удельного князя, а только свободным и временным арендатором княжеской сельской земли, как горожанин был вольным арендатором городской земли.

Таково первоначальное и простое основание, на котором держались отношения обывателей удела к его князю. В каждом уделе могли быть земли, принадлежавшие частным светским владельцам и церковным учреждениям. Появление таких земель значило, что князь уступал частному лицу или учреждению свое право собственности на некоторые земли в своем княжестве. Остальные права, тогда связанные с княжеским землевладением, право суда и дани, князь или удерживал за собой, или в известном размере предоставлял вместе с правом собственности на землю частному ее приобретателю.

Мы знаем, что светские лица, владевшие землями в княжествах XIV в., обыкновенно были вольными слугами того или другого князя, входили в состав его дружины; но кроме слуг вольных, военных, у князей удельных были еще слуги не военные, состоявшие при дворце князя для его хозяйственных надобностей, под управлением дворецкого. Это были дьяки с подъячими, псари, конюхи, ключники, бортники и разные другие ремесленные люди. Одни из них были лично свободные люди, другие принадлежали к холопам князя; те и другие одинаково не имели поземельной собственности. Но тем и другим удельные князья за их службу или для обеспечения ее исправного отбывания давали участки земли в пользование. Отношение таких слуг к князю довольно ясно изображено в духовной грамоте 1410 года удельного князя серпуховского Владимира. Князь — завещатель говорит здесь о своих дворовых людях, которым были розданы земли в пользование: «а кто из бортников или садовников, или псарей и т. п. не захочет жить на тех землях, ин земли лишен, поди прочь, а сыну моему, князю Иоанну, не надобны, на которого грамоты полной не будет (т. е. которые из этих людей лично свободны, не холопы полные)». Значит, пользование княжеской землей для этих слуг было неразрывно соединено со службой по дворцовому хозяйству князя. В земельных дачах этих дворцовых слуг удельного князя и надобно видеть юридический первообраз поместья. Впоследствии роды княжеской службы смешались, различие между слугами вольными и дворцовыми людьми князя сгладилось: те и другие одинаково стали служилыми людьми московского государя и получали от него земли в пользование на том же праве, как получали их дворцовые люди князя XIV в., свободные и несвободные. Итак, юридическим родоначальником помещика в Московском государстве XVI в. был псарь удельного князя XIV века. Поместное владение, как особый юридический вид землевладения, завязалось еще в удельное время, имело своим источником поземельное хозяйство удельного князя XIY века.




Насколько правильное пользование столь веским элементом, как время, важно в ведении боя, настолько же важно точное указание его и в описании боя
Здесь все сословия единодушно признавали Александра виновником своего благополучия; нас, русских, принимали они с радушием неподдельным
А если Франции знать дать об оной декларации, то она всеми мерами сопротивляться тому будет и примет совсем иные меры к нашему и Российской Империи невозвратному вреду.
При чтении родословной литовских князей кого не поражала смесь христианских имен с кажущимися нам на первый взгляд языческими?
Для состязания с Европой нужны европейские средства, как для войны с нею нужно европейское оружие
Когда придет время поднять завесу, скрывающую тайные пружины происшествий той эпохи, то увидят, что вся Европейская политика вращалась около Александра
Без предварительного подготовления новых форм нашей внутренней политики, разрушение старого порядка породило бы хаос.
Чернь провела весь тот день в сих бесчиниях мерзких и бесчеловечных
Ближайший город и железная дорога были в 40 верстах. Общества положительно никакого.
Не ясно ли что при таковых условиях честный человек подвергается опасному искушению?



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.